Меню Закрыть

Харальд Зееман: структурированный хаос искусства

30 мая в Вятском художественном музее Дарья Ткачева рассказала, почему Харальд Зееман – один из самых удивительных кураторов в современном искусстве.

Лекция стала частью постоянного цикла «Личное дело: кто делает современное искусство?». В нем мы рассказываем об истории современного искусства через опыт и творчество людей, определяющих его развитие: художников, кураторов, критиков и галеристов.

Автор и ведущая: Дарья Ткачева, руководитель КЦ «Пятый этаж», начальник отдела выставочных проектов Волго-Вятского филиала ГМИИ им. А. С. Пушкина, культуролог, член АИС.

Харальд Зееманн (1933 – 2005) начал организовывать выставки в Швейцарии в 1957 году, а в 1961-м стал руководителем Кунстхалле в Берне. Зееман не получал системного искусствоведческого образования, а учился на собственном опыте – возможно, именно свежесть взгляда и особая эмпатия к художнику и публике сделали Зеемана важнейшей фигурой в истории кураторства.

Новатор-самоучка

Чем мог выделиться директор самого обычного дома культуры в небольшом городке? Зееман проводил кинопоказы, приглашал молодых композиторов и музыкантов, театралов, дизайнеров моды и современных художников. Он был одним из первых, кто показал американское искусство в Европе. Вскоре Кунстхалле превратился в центр актуального искусства с международной известностью.

В 1968 году Зееман разрешил художникам Христо и Жанне-Клод сделать свой первый масштабный проект по «упаковке» и целиком завернуть в пленку здание Кунстхалле. В 1969-м он организовал уникальную выставку «Когда отношения обретают форму: работы, концепции, процессы, ситуации, информация», на которой представил работы 69 художников. В ней участвовали Йозеф Бойс, Джозеф Кошут, Ив Кляйн, Ева Гессе, Яннис Куннелис, Ричард Серра и другие культовые художники, вошедшие в мировую историю современного искусства.

Традиции против современного искусства

Инициативы Харальда Зеемана оказались слишком эксцентричными для Берна. Зееман видел в искусстве способ противодействия традициям и пониманию, какой должна быть выставка. «Когда отношения обретают форму» сосредоточилась не на статичной экспозиции арт-объектов, а на процессуальности, создании искусства «здесь и сейчас». Многие работы были акциями и перфомансами, связывающими художников, публику и пространство. Сами взаимоотношения участников превратились в произведение искусства.

Когда новый формат выставки спровоцировал серьезную критику, Зееман решил уйти с поста директора, чтобы организовать «Агентство духовного гастарбайтерства» собственную «институцию» с единственным работником. В это время в Швейцарию съезжались иностранные рабочие, что не нравилось местным жителям. Сам Зееман был венгром по происхождению и считал свою работу не физической, а духовной.

Первый независимый куратор

Зееман решил стать куратором, независимым от какой-либо институции, что тоже было новаторством. В 1972 году он курировал пятую «Документу» в Касселе, центральной темой которой стало наблюдение, как искусство интерпретирует мир. «Документа V» представила срез актуальных процессов в искусстве без каких-либо разграничений: в пространстве одной выставки соцреализм находился рядом с рекламой.

«Документа V» считают самым важным событием в современном искусстве по нескольким причинам. Во-первых, с ней связывают начало популяризации современного искусства, ведь раньше такие события были закрытой «тусовкой». Во-вторых, «Документа V» определила формат будущих арт-биеннале с центральной идеей. В 1999 и 2001 годах, два раза подряд, Зееман становился директором Венецианской биеннале.

Обсессии

В 1974 году в Берне Зееман создал квартирную выставку «Дедушка: такой же первооткрыватель, как и все мы». Используя документы и семейные архивы, Зееман превращает ремесло своего деда-парикмахера в искусство, буквально провозгласив «нехудожника» художником. Проект стал частью концепции «Музея обсессий», воплощенной еще в нескольких выставках: «Целибатные машины» (1975) и «Монте Верита: местная антропология и открытие сакральной топографии» (1978).

Свое понимание роли куратора Зееман описал в интервью с Хансом-Ульрихом Обистом, которое вошло в книгу «Краткая история кураторства» (кстати,  Дарья Ткачева очень советует с ней познакомиться): «Куратор обязан быть гибким. Иногда он — прислуга, иногда — помощник; иногда куратор подсказывает художнику, как лучше представить произведение; если выставка групповая, то он — координатор, если тематическая — изобретатель. Но самое важное в кураторской работе — заниматься ею с любовью и энтузиазмом, с небольшой долей обсессии».

Возможно, единственное качество, которое Зееман в своей речи не упомянул – это упорство. Упорство быть смелым, независимым и чутким, ведь только в таких руках искусство приобретает новые формы.

Похожие записи: