Меню Закрыть

Конец эстетики — конец искусства?

26 ноября в КЦ «Пятый этаж» ридинг-группа «Актуальные тексты» обсудила вопросы эстетики в искусстве и философии.

Ридинг-группа «Актуальные тексты» — это серия открытых чтений и знакомств с текстами по философии, культурологии и теории искусства. Чтения сопровождаются общим обсуждением и комментариями модератора Татьяны Иванцевой, кандидата философских наук.

На последних двух встречах ридинг-группа подробно изучала последнюю главу книги Артура Данто «Что такое искусство?». В этой книге собраны шесть авторских эссе, объединенные одним вопросом: что же такое искусство и каково его определение?

Артур Данто (1924–2013) – американский философ, арт-критик, искусствовед. Данто прежде всего известен своими работами в области философской эстетики и искусства. В разные годы был вице-президентом и президентом Американской философской ассоциации и президентом Американского эстетического общества, редактором Journal of Philosophy, постоянным автором журналов Naked Punch Review и Artforum, арт-критиком журнала The Nation.

Кому эстетика нужнее?

В шестой главе под названием «Будущее эстетики» Артур Данто говорит об отношении философии к эстетике: во все времена, за исключением века немецкого идеализма (представителями которого являются И. Кант, Ф. Шеллинг, Г. Гегель и др.), эстетика считалась маргинальной, или «пограничным» разделом философии, и ее вопросы не считались достаточно важными для исследования. Поэтому реформация взглядов современной философии на эстетику не оказало бы столь сильного влияния, как если бы пересмотреть эстетические вопросы была вынуждена теория искусства. Однако современные философы и историки искусства все чаще говорят о том, что представители обеих областей  уделяют эстетике недостаточно внимания.

Анестезия Дюшана

Но как относиться к искусству, отрицающему эстетику как свою важнейшую составляющую? Художник Марсель Дюшан, к реди-мейду которого мы вновь и вновь обращаемся на лекциях и встречах, объяснял свое творчество как попытку создать искусство, основанное не на эстетическом удовольствии, а, наоборот, на безразличии к обычному предмету быта: к писсуару, сушилке или велосипедному колесу. Реди-мейд Дюшана подобен анестезии, а его творчество «анестетично» — лишено эстетики. Дюшан намеренно преуменьшает цену «сетчаточного» искусства – искусства для «услады глаз» — для того, чтобы эстетичность арт-объекта перестала быть главным критерием его значимости.

«Но если эстетика – не суть искусства, то в чем же суть эстетики?»

Данто не утверждает, что эстетика не является частью искусства, при этом также не утверждает, что эстетика есть часть его определения. Он видит, что искусство современности не стремится сделать эстетический опыт зрителя своей первостепенной задачей, и предполагает, что эстетика может служить инструментом для достижения других целей искусства. Например, «Коробка Brillo» Энди Уорхола стала объектом мирового искусства потому, что художник перенес эстетически привлекательный дизайн коробки-оригинала из области быта в поп-арт. Уорхолл выделил привычный объект и тем самым обратил внимание общества на его привлекательность, заставив посмотреть на коробку осознанно. Эстетичность «Коробки Brillo» стала инструментом художника, но не сутью его работы.

Искусству конец?

Артур Данто обращается к размышлениям других философов, в частности к Чарльзу Сандерсу Пирсу и Мартину Хайдеггеру, которые, по его мнению, «стремились освободить эстетику от традиционного пристрастия к красоте». Он также замечает, что современное искусство, несмотря на свой малый интерес к эстетичности, обладает другой значимой силой – силой смысла и интерпретаций. Возможно, это и есть конец искусства, но не в его фатальном понимании, а с точки зрения гегельянской телеологии: конец искусства — это важный этап его развития, на котором возникают новые социально-культурные функции и формы искусства, соответствующие настоящему времени.

Похожие записи: